Нужна ли духовность подрастающему поколению или это атавизм?

Нужна ли духовность подрастающему поколению или это атавизм?

Так уж случилось, что сегодня всё больше взрослых опускают руки и отстраняются от воспитания собственных детей. Даже учителя, которым вроде бы полагается заботиться о таких вещах по долгу службы, самоустраняются, продолжая действовать без души, автоматически и не надеясь всерьёз повлиять на ребят и их взгляды на жизнь. В результате, с одной стороны, дети подвергаются тотальному контролю, а с другой – растут подобно сорной траве. У них нет идеалов, нет опоры, вокруг которой могла бы построиться гармоничная личность.

Много сказано о том, что духовное воспитание в XXI веке оставляет желать лучшего. И, признавая свою несостоятельность, а часто и безграмотность в подобных вопросах, взрослые машут рукой и, словно оправдываясь, заявляют: «Времена изменились, нравы другие, что ж теперь поделать?»

Однако, если относиться к проблеме попустительски, результаты могут оказаться самыми скверными, даже трагическими. Ведь, воспитывая детей, мы создаём будущее. О том, что такое духовное воспитание и с какого края нужно подойти к нему, чтобы не вызывать отторжения, корреспонденту пресс-службы издательства «Союз писателей» рассказал Борис Алексеевич Алексеев, автор книг «Кожаные ризы», «Он, Она и «добрый советчик», «Цвет не тает…», «Планета-надежда», «Свобода воли» и других. На страницах своих произведений писатель старается говорить о любви к ближнему, о морали, о правде. Он ищет корень зла и, проводя причинно-следственные связи, показывает, где кроется причина ошибок и драм в судьбе каждого из нас. Логика, присущая физику, и духовность, идущая из сердца воцерковлённого человека, в творчестве автора сочетаются очень гармонично. И это единство столь, казалось бы, разных по своей сути вещей позволяет достучаться до сознания читателя, исподволь меняя его.

Корреспондент: Борис Алексеевич, как Вы понимаете словосочетание «духовное воспитание»?
Борис Алексеев: Всякое воспитание – это развитие во времени. Слово «духовное» – ориентир, направление конкретного воспитательного процесса. В отличие от физического, умственного, социального и прочих векторов воспитания, духовное – это воспитание внутренней силы в человеке. Это воспитание человеческой души в гармонии с окружающим миром и любви к большим и малым творениям Божиим, и, прежде всего, любви к венцу божественного творения – человеку.

Не зависть к ближнему, не гордыня перед себе подобными, не тайная сердечная вражда и непрощённая обида, но светлые чувства любви, жалости и жертвенности Христа и человека ради – вот то основное, о чём заботится духовное воспитание. Ведь его плоды или промахи могут повернуть вспять достижения всех прочих воспитательных систем! Поэтому так важно и необходимо с детства целенаправленно заниматься душой человека, воспитывая его в духовных традициях добра и правды.
Ни в одном учебнике анатомии не значится душа как орган человеческого тела. Тем не менее, наличие и необходимость этого органа очевидны. Человек может существовать без почки, без ноги или зуба, но без души он не существует и превращается в зверя. Без души его жизнь подчинена исключительно животным инстинктам. И нет в нём той силы, которая запрещала бы существовать в подчинении только животу и страху за свою шкуру.
Ни сердце, ни ум не способны остановить зверя в прыжке. Лишь «духовное воспитание» – тот единственный в своём роде учебный процесс, цель которого – остановить человека в стремлении уподобиться зверю ради житейского благополучия и личной гордыни преуспевания.

Корреспондент: На каком уровне в современном обществе находится духовное воспитание? Менялось ли это положение на протяжении Вашей жизни? В какую сторону?
Борис Алексеев: Трудно ответить на этот вопрос, так как наша нынешняя жизнь изобилует примерами как высочайшей духовной жизни, так и абсолютного равнодушия к духовным вопросам. Этот «разброс» человеческой духовной позиции можно объяснить тем, что всё, происходящее в земном мире, есть следствие борьбы двух сил – добра и зла.
Кстати, именно поэтому Бог запретил Адаму (родоначальнику человечества) касаться плодов от древа познания. Бог не хотел, чтобы Адам познал зло. Но Адам, послушный во всём Богу, не устоял и, надкусив яблоко, стал реальным носителем зла, за что и был изгнан из рая. Ведь рай – это место, где зла быть не может.
Мне могут возразить: «А как же само древо познания?» Наверное, единственное объяснение бытия подобного древа в раю таково: рай – не конкретная земля или волость. Рай – житейский символ Бога. Поэтому всё, что присутствует в раю – символично. Так и древо познания добра и зла – символ существования двух сил. Бог – хозяин мира и владелец всего, в том числе и зла. Пока яблоко раздора не надкушено, зло надёжно упрятано в божественный тайник, как зверь в клетку. Однако почему зло «обмануло» Бога и вырвалось из заточения – об этом судить человеку не дано.
Принимая априори это событие как факт истории, мы должны сделать самый главный вывод о силе и коварстве зла. И если мы думаем, что наших обыкновенных человеческих сил достаточно, чтобы реально противостоять злому умыслу – мы совершаем дерзкую и очевидную ошибку.

Духовное воспитание предполагает осмысление этой темы. Учит нас противостоять злу исключительно в союзе с Богом, источником силы и духовной решимости. Духовное воспитание не надо путать с нравственными упражнениями. Это не наведение лоска в поведенческой мотивации. Это воспитание того «несуществующего» и невидимого органа нашей человеческой сущности, который единственно может защитить нас от превращения в звероподобное существо.
Говорить об уровне духовного воспитания тем сложнее, что каждая победа человека над злом или поражение – это вселенское событие. Каждый из нас – огромный открытый космос, бесконечность. Математика и философия утверждают, что сравнить бесконечности по величине невозможно. Тысяча бесконечностей – не больше одной-единственной.
В советское время, казалось, церковь уничтожили совсем, и, как говорил Хрущёв про последнего попа – победа светской власти над духовной средой полна и окончательна. Но, видно, остался где-то «самый последний» поп или не подвергнутый репрессиям верующий в Бога человек, с которого началось возрождение духовной жизни. Его бесконечность оказалась не меньше совокупной бесконечности тысяч и тысяч воинствующих материалистов.

Корреспондент: В каком возрасте нужно заниматься таким воспитанием: в раннем детстве, в школе? А что насчёт взрослых: не поздно ли обратить на это внимание в зрелом возрасте?
Борис Алексеев: Хороший вопрос, но очень простой! У души нет возраста. Она бессмертна и не стареет вместе с телом, так как, если верить анатомическим атласам, в состав стареющих органов человека не входит. Поэтому при любом возрасте тела вопрос духовного воспитания одинаково важен. С социальной точки зрения, наверное, духовное наставление детей выглядит более нужным: меньше зверят окажется в будущем обществе – спокойнее и привлекательнее будет жизнь. Но, с точки зрения пользы для самого человека, возраст не играет никакой роли.

Корреспондент: Какие аспекты нужно рассматривать прежде всего, говоря о духовном воспитании личности?
Борис Алексеев: Главный аспект – это постановка вопроса о смысле жизни. Неужели в еде, пухлой сберкнижке и количестве подчинённых?

Как-то Стив Джобс ответил на вопрос о денежных пристрастиях: «Я не хочу быть самым богатым покойником на кладбище».
Как только трезвый ум задумывается над этими вопросами, он тотчас спрашивает самого себя: «Тогда что же является смыслом моей жизни?» И тогда ум понуждает человека обратиться к собственно духовным вопросам. И если человек находит в себе силы их решать, он перестраивает свою жизнь. Из завистливого корыстолюбца он превращается в доброго и отзывчивого человека.

Корреспондент: Можете предложить методики духовного воспитания детей?
Борис Алексеев: Писатель – носитель образного восприятия мира. Методист же – рациональный аналитик, даже если речь идёт об иррациональных понятиях. Поэтому не мне излагать методы.

Но как писатель я бы построил учебный процесс духовного воспитания не на догматах правильной жизни, а на выдающихся духовных биографиях. На примерах совершённых подвигов во имя человеколюбия и правды. Чтобы ребёнка вёл на вершину духовного понимания жизни не метод правильных действий (не укради, не убий и проч.), а образы выдающихся человеческих личностей, которые никогда не совершат кражи и не убьют соплеменника. Такие духовные биографии – тропинки, по которым наверняка захочет идти юная душа, пытаясь выбраться из тяжкого окружения греховных помыслов и звериных инстинктов.

Корреспондент: Какова роль книг в духовном воспитании людей?
Борис Алексеев: В век гаджетов и смайликов привить ребёнку любовь к книге не только как к носительнице информации, но как к другу и собеседнику не так-то просто. Эту проблему надо вынашивать. В семье, где ребёнка сажают перед телевизором, чтобы иметь возможность заняться делами, никогда не вырастет любитель книг. Ребёнок, отторгнутый от непосредственного человеческого тепла и приставленный к электронной игрушке (чтобы не мешал жить), обречён стать хорошим «электроником», но резким и неуживчивым парнем. Ведь реальная жизнь никогда не подчиняется программному алгоритму. Это раздражает и вызывает взрыв эмоций. Какие уж тут книги...

Корреспондент: Назовите лучшие произведения классиков, которые Вы бы предложили для такого воспитания. Объясните свой выбор.
Борис Алексеев: У Льва Толстого есть замечательные слова:
«Каждый человек — алмаз, который может очистить и не очистить себя. В той мере, в которой он очищен, через него светит вечный свет. Стало быть, дело человека – не стараться светить, но стараться очищать себя»
Наверное, из всех писателей наиболее полно словам «не стараться светить, но стараться очищать себя» отвечает творчество Максима Горького. Из зарубежных писателей я бы назвал Антуана де Сент-Экзюпери. Ему принадлежит знаменитая фраза: «Жить – это значит постепенно рождаться». Именно рождаться, т.е. рождать в себе понимание иной высокой жизни, и есть задача духовного воспитания.

Корреспондент: Можно ли назвать Ваши книги подходящими для духовного воспитания? В чём конкретно это проявляется?
Борис Алексеев: Я был бы рад, если бы мои книги реально участвовали в этом благородном деле. Рассказать о духовной брани можно на самых бытовых примерах. Например, юноша, зная, что ему предстоит страшная ломка, отказывается от очередной дозы из любви к умирающей матери.
Если в основу сюжета литературного произведения положен не только бодрый каскад приключений, но стремление главных героев к правде и жертвенной любви (именно жертвенной, потому что настоящая любовь – это не удовольствие на двуспальной кровати, это прежде всего личная жертва во имя любимого человека), то такая литература может стать хорошим путеводителем в деле духовного воспитания. Надеюсь, мои тексты в какой-то мере отвечают этому высокому требованию.

Корреспондент: Есть ли у Вас истории, которые подошли бы для прочтения школьникам?
Борис Алексеев: Есть отдельные рассказы в книге «Кожаные ризы». Но большинство текстов для школьников старших классов ещё лежат, как говорят, в столе и ждут своего часа. Надеюсь, что мне предстоит собрать их в отдельное издание и таким образом вложить в дело духовного воспитания молодёжи свою литературную лепту.

Корреспондент: Получается, что даже сегодня, в наш очень циничный век, нельзя считать атавизмом духовное воспитание, если мы хотим, чтобы и в дальнейшем Добро продолжало побеждать зло не только в сказках. Главное, чтобы эту истину приняли, как аксиому, все родители, педагоги, чиновники и писатели, перестав в трудных ситуациях пожимать плечами и ссылаться на изменившиеся времена и нравы, таким образом подписываясь под собственным бессилием в сохранении духовных традиций и формировании положительного, основанного на вечных ценностях менталитета в обществе будущего.

Корреспондент пресс-службы издательства «Союз писателей» Екатерина Кузнецова

Оставить ответ

Обязательные поля помечены*